Columbia University

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Columbia University » Flashback » Циник, почуяв запах цветов, озирается в поисках гроба


Циник, почуяв запах цветов, озирается в поисках гроба

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

1.Участники:
Candice Cross, Marcus Forsite
2.Дата и время:
23 сентября 2011
3.Краткое описание:
Знакомство при очень интересных обстоятельствах

http://24.media.tumblr.com/tumblr_lzatua7Gnd1rnoidpo1_500.gif

+1

2

Сегодня в ее записной книжке два имени, и Кэндис с неудовольствием понимает, что при всем желании не успеет посетить оба "мероприятия", одно придется вычеркнуть прямо сейчас. Шэннин Мирт или Кейра Беттани? Шэннин - Кейра, Кейра - Шэннин. В конце-концов, брюнетка выбирает второй вариант для дневного шоу, аккуратно закрашивая имя лишней мамзель черной гелевой ручкой. Рядом, не удержавшись, рисует маленькую виселицу, потом поправляет прическу и выходит из своей комнаты, направляясь за территорию университета, где уже ждет заранее вызванное такси. Садится, аккуратно разглаживая складки на простом черном платье, называет адрес и полтора часа любуется видами Нью-Йорка, по большей части стоя в пробках. А ведь расстояние всего ничего!
По истечении этого срока она выходит из автомобиля, терпеливо дождавшись, пока водитель откроет дверь, чтобы подать ему руку в длинной перчатке. Достает из сумки шляпку, которую осторожно водружает на голову, поглядывая на себя в маленькое зеркальце, и опускает полупрозрачную вуаль-сеточку. Уверенно идет вперед: Бев заранее выяснила точный маршрут, чтобы не потеряться и не бродить понапрасну.
Почти могильную тишину взрезает отдаленный женский плач, и Кэндис удовлетворенно улыбается уголками губ. ускорив шаг. Еще три минуты - она на месте, затесалась в толпу одинаково одетых людей. Встала в очередь, чтобы сымитировать прикосновение губами ко лбу Кейры. Разумеется, на деле девушка ее даже не коснется. Фарс, чистейшей воды фарс, она третий раз за неделю посещает Нью-Йоркские кладбища, незаметно присоединяясь к траурным процессиям, упивается эмоциями и чужой скорбью, а затем уходит, чувствуя себя живой как никогда прежде.
Сегодня Бев решила зайти дальше, ей захотелось заговорить с матерью погибшей. Высказать свои лживые соболезнования, под которыми нет ничего, кроме насмешки и презрения. Может быть, без всякого сочувствия похлопать ее по спине, невидящим взглядом смотря куда-то вдаль и не чувствуя ни капли того, что должен нормальный человек в такой ситуации. Нормальной она уж точно не была, тут сомневаться не приходилось.
- Мне так жаль, - говорит Кэндис, не покривив душой. Ей жаль, что эта незнакомка не рыдает в три ручья, норовя промочить слезами дорогое платье студентки. Ей жаль тратить впустую время, терзаясь мыслью о том, что похороны самоубийцы Шэннон могли быть куда трагичнее. Ей очень жаль, правда, - Она была такой молодой...
Чертовски скучно и нет эффекта, на который рассчитывала студентка. Это заставляет злиться.

+1

3

- Знаешь, почему на кладбище безопаснее всего?
- Здесь нет живых… (с)

Ему скучно. Нет, даже не так. Ему просто смертельно, невыразимо, до скрежета зубовного с-к-у-ч-н-о. В последнее время это случается все чаще, и даже привычные гонки не доставляют былого удовольствия. Хотя, может все дело в том, что у тебя уже давно нет достойных соперников? Признайся, Форсайт, эти зеленые сосунки не годятся даже для того, чтобы вытирать пыль с хромированных боков твоей детки. И тебя это бесит. Самоуверенно заявляет личная шизофрения, не особо заботясь тем, что это прямо удар по тонкой душевной организации парня. Ну как же? Что он будет делать без возможности надрать кому-нибудь задницу в гонке? Можно было бы, конечно, почтить своим царственным присутствием какую-нибудь вечеринку, с кучей укуренных мальчиков и девочек, но к наркотикам он равнодушен, секса хватает, а для того, чтобы топить безнадегу в алкоголе, он слишком брезглив. Но сегодня Маркуса ждет развлечение, способное хоть немного скрасить отвратительную серость этих будней. По крайней мере, он очень на это надеется. Иначе придется искать другой способ поднять настроение, а он очень не любит разочаровываться…
Честно говоря, на это кладбище он приезжает не в первый раз. Просто ему кажется занимательным с интересом какого-нибудь фанатика-естествоиспытателя наблюдать за этим неприкрытым пафосом и приторной фальшью, которая сквозит в каждом жесте, каждом слове, каждой слезинке. У этих «скорбящих» есть чему поучиться. Они просто виртуозно разыгрывают настоящие драмы, достойные пера великого Шекспира. Бьют себя в грудь и посыпают голову пеплом в попытках доказать неизвестно кому, как же им не хватает безвременно (или очень даже вовремя) усопшего. И ему смешно. Каждый раз он улыбается, стоя в тени какой-нибудь могилы, с непременно претенциозным памятником в виде ангела, скрестившего лапки на груди. И лицо при этом у скульптуры такое жалобное, что хочется сплюнуть от отвращения. Но Маркусу, в общем-то, плевать на все это с высокой колокольни. Словно молчаливый призрак, или злобный гений, планирующий очередную каверзу. И только книжечки в руках не хватает. С черным списком, ага. Твоим личным. Или записываешь туда актерские приемы?..
Заглушить двигатель своего монстра, одернуть черную косуху без опознавательных знаков, чуть надвинуть шляпу, скрывая насмешливый взгляд серых глаз – все это занимает считанные мгновения. А потом он вальяжной походкой направляется в ту сторону, где по его сведениям пройдет сегодня похоронная процессия. Промозглый ветер, и он мысленно фыркает. Да, мне не нравится осень. И да, я, мать его, совсем не романтичен… Выбранный заранее, чтобы ничто не смогло испортить этого своеобразного развлечения, пост. И Маркус моментально выделяет ее взглядом. Девушка, вроде даже симпатичная, с такого расстояния сложно сказать точно. К тому же, в ней нет ничего настолько уж примечательного. Кроме одного, на первый взгляд несущественного, факта – он видит ее на подобном «мероприятии» уже не в первый раз. И это заставляет его заинтересоваться.
Она смогла зацепить его внимание. А это уже стоит хотя бы того, чтобы рассмотреть ее поближе. Еще раз скользнув взглядом по полной прямо таки эпического трагизма сцене, Форсайт отмечает, что в этот раз все немного иначе. Незнакомка решается подойти к родным почившей. Это… занятно… Оттолкнувшись от мраморного постамента, украшающего могилу чьего-то там сына/отца/мужа (нужное подчеркнуть), парень направляется к выходу. Рано или поздно она тоже устанет от этой, насквозь лживой, какофонии воплей. А выезд здесь только один, там и перехватит…

+1

4

- А кем вы были моей малышке? - нервно икая, спрашивает женщина, и студентка очаровательно и грустно улыбается, опуская взгляд, - Она не говорила мне о вас, Дайана.
"Дайана", не колеблясь дольше положенного, мямлит что-то про колледж, и, судя по всему, ее ответ успокаивает родственницу погибшей ровно настолько, чтобы не продолжать идиотские расспросы. Этого Кэндис и добивается, она вконец разочарована происходящим, оставаться на кладбище больше не хочет и всерьез решает никогда больше не заводить беседы на похоронах, вот наблюдать со стороны - совсем другое дело, в такой маленькой слабости очень трудно себе отказать. Только так девушка чувствует себя по-настоящему живой, свободной, может оттаять, избавляясь, пускай ненадолго, от своей вечной спутницы-депрессии. Погребальные церемонии - раз в неделю. Походы по больницам, где лежат прикованные к койкам умирающие - дважды в неделю. Клуб "рак крови" - раз в неделю, и Бев будто бы играет в замедленную рулетку, потому что каждый раз, приходя в дешевую арендованную комнатку, она недосчитывается кого-то из тех, кто еще в прошлый раз со слабой улыбкой заверял "мне стало лучше". Жалкие создания, пытающиеся убедить себя в том, чего у них никогда уже не будет, неспособные принять свою участь и достойно ее встретить. Кросс еле сдерживала торжествующую ухмылку, когда их становилось еще на одного-двух меньше. Она-то жила, плевать хотела на свою жизнь, но жила все равно. А они - нет. И это грело душу.
Кэндис неторопливо уходит с кладбища, носками сапог поддевая желтеющие листья, еще не сметенные с асфальтированной дорожки. Один такой лист нечаянно и незаметно для себя протыкает тонкой шпилькой, и так и идет - с нелепым цветным пятном на каблуке, запахиваясь в тоненький плащ, который греет едва ли лучше, чем ее черное платье. Вуаль все еще опущена, Бев не спешит ее поднимать: кажется, она и вовсе забыла про эту деталь своего образа.
Она бы так и села в такси, если бы не многолетняя практика. Практика бойца, человека, всегда и отовсюду ожидающего удар и готового отражать нападение даже во время утреннего кофе в McDonalds'е, только благодаря ей девушка примечает странную фигуру, нутром тут же определив, что незнакомец не просто проходил мимо и даже не просто засмотрелся на симпатичную мадемуазель. Нет, тут что-то совсем другое, это нервирует и настораживает, а нервничать Кэндис очень, очень не любит.
- Что вы хотите?
- вот так прямо, без  прелюдий и приветствий. Вопрос в лоб.

+2

5

Die, die, die my darling
I'll be seeing you again
Yeah, I'll be seeing you, in hell…

Крутится в мыслях один из бессмертных треков Металлики. Очень так в тему крутится, как раз к мрачной окружающей атмосфере. Чудненько, симпатичненько… Ты уже подбираешь музыкальное оформление под настроение? Саркастично интересуется внутренний голос. А Маркус достает из кармана куртки пачку Парламента, вытаскивает сигарету, и подкуривает, щелкая дорогой зажигалкой с золотым напылением и именной инкрустацией. Делает глубокую затяжку, чувствуя, как дым приятно покалывает легкие и чуть горчит на языке. Он курит не очень часто, но каждый раз неизменно наслаждаясь процессом. И его веселят эти патетические надписи на пачках вроде «Курение вредит вашему здоровью» или «Подумайте о том, что вы убиваете тех, кто находится с вами рядом». Возникает желание рассмеяться в лицо этим блюстителям здоровья нации. Смысл? Все равно рано или поздно все умрем, а некоторые еще и сдохнут. Так не похрен ли от чего именно? А так хоть удовольствие получить можно… Мелькает философская мысль. А в памяти всплывает недавний разговор с лучшим и единственным другом…

- Я, конечно, знал, что ты – псих, Марк. Но чтоб вот настолько? – Пэйн развалился на диване в гостиной, закинув ноги на кофейный столик. Губы растягиваются в саркастической усмешке. Форсайт, сидящий на подоконнике с сигаретой в зубах, поворачивает голову, вопросительно приподнимая бровь. Не то, чтобы он не знал, о чем именно идет речь. В конце концов, они уже не первый раз спорят на эту тему. Для обоих это – своего рода развлечение. И они умудряются ни разу не повториться в своих аргументах.
- Ты о чем? – Ну просто сама святая невинность. Только нимба над головой не хватает. Макс усмехается в ответ на это представление, закидывая руки за голову.
- Ты прекрасно знаешь, о чем. Что ты находишь в этих визитах? Это же кладбище…
- Тебе не понять, мой звездный друг. Наблюдать все очарование смерти, зная при этом, что ты-то еще жив – это ли не эстетическое удовольствие? – Маркус делает очередную затяжку, стряхивая пепел на ковер. Его не волнует, что это не очень красиво, уберут.
- Вот я и говорю, что ты – псих.
- Не смею отрицать. – Он умудряется отвесить изящный поклон, не слезая при этом с подоконника. Ведь и правда, зачем, если это очевидно?..

Докуренная почти до фильтра сигарета летит в стоящую неподалеку урну. И Маркус засовывает руки в карманы джинсов, продолжая рассматривать дорожку, ведущую к выходу с кладбища. Его не мучает нетерпение. По сути, он может ждать вечность, если понадобится. Словно хищник, который караулит свою жертву, затаившись в зарослях… Наконец привлекшая его внимание персона появляется в поле зрения, но он все так же лениво опирается бедром об ограду… Ее прямолинейный вопрос заставляет приподнять уголки губ в насмешливой улыбке. Она уже ему нравится…
- Ммм… - Он делает вид, что задумался, прежде чем ответить. – Может, жажду познакомиться… У вас так много безвременно почивших родственников, мисс? Ваша частота появления в этой обители скорби не может не привлечь внимание… - Ему самому смешно от высокопарного пафоса тона, но это лишь очередная роль, одна из многих, которую он играет…

+2

6

Она чувствует себя беззащитной, безоружной и ужасно уязвимой, несмотря на то, что вокруг хватает людей, в паре метров от парочки ожидает таксист, да и солнечный ясный день не располагает к панике при встрече с незнакомцем. Впрочем, Кэндис и не паникует, она лишь лихорадочно просчитывает варианты и жалеет, что до сих пор не выбила себе разрешение на свободное ношение огнестрельного - с ее-то связями провернуть это было довольно просто, но девушка почему-то тянула. Сейчас бы ей очень хотелось иметь возможность прострелить ублюдку череп: не подумайте дурного, до убийства при свидетелях брюнетка опускаться не стала бы, мы говорим только и исключительно о возможности подобного жеста дружелюбия.
"Вот только чего нет, того и нет",
- привычно скривив губы, думает Бев. С ответом она не торопится, вглядываясь в лицо парня: не для того, чтобы узнать - память у нее превосходная, они явно не знакомы - а для того, чтобы запомнить и отслеживать в дальнейшем в поле зрения.
- Зато я не жажду, вот ведь незадача
, - его слова нельзя понять двояко, вывод прост и очевиден. И за этот вывод Кэндис готова себя убить, как, черт возьми, она могла упустить незнакомца раньше?! С ее-то чутьем, осторожностью и наблюдательностью не заметить человека, который присутствовал на всех церемониях. Позор и повод задуматься над бдительностью в режиме "военного времени".
- Нет, родственников у меня нет,
- простите, папа и мама Кросс. Вы не в ответе за то, что воспитали, - Вы никогда не слышали фразу "преступник всегда возвращается на место преступления"?
Милая улыбка в ее исполнении оборачивается оскалом, студентка выразительно и вызывающе щерится, поглядывая на недовольного водителя: тому явно хочется побыстрее выполнить заказ и убраться подальше от кладбища со всей этой похоронной атрибутикой. А вот хрен, и Бев специально медлит, хотя могла бы уйти сразу же, не потрудившись отвечать.
- Что же вы тут забыли? Некрофилия? Присматриваете спутницу на ближайшие пару ночей? Рекомендую живых, они дольше держатся и приятно пахнут,- девушка приподнимает бровь, но в глазах интереса пока еще нет, только стальной блеск и неприкрытая угроза. Кэндис крайне не нравится чувствовать себя... жертвой?

+1


Вы здесь » Columbia University » Flashback » Циник, почуяв запах цветов, озирается в поисках гроба


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC